Форумы     Карта портала  
 
www.nlb.by
НАЦИОНАЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА БЕЛАРУСИ
Регистрация Вход Помощь
Логин пользователя
Пароль

Забыли пароль?
   
 
АРХИВ НОВОСТЕЙ
 
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ
ПОИСК
Поиск в ЭК
Помощь [?]
Новости библиотек
2017-03-06  
НОВОСТИ
«Маем найбольшае самі»
Алесь Рязанов: воссоздать Скорину, чтобы пробиться к современнику.

После записи этого интервью известного нашего поэта, лауреата Государственной премии Республики Беларусь Алеся Рязанова (довелось услышать в кулуарах XXIV Минской международной книжной выставки-ярмарки сразу два одинаково почетных определения его (и для нашей литературы это также честь): классик и гуру) он сказал в ответ на мою реплику, мол, с вами за четверть часа можно записать интервью на полосу: «Оставьте только самое существенное». Существенным мне показалась почти вся диктофонная запись. Поводом же для разговора стала книга воссозданий Александра Рязанова предисловий Франциска Скорины к напечатанным им книгам «Библии» «Маем найбольшае самі». Наконец, разговор мог бы и не состояться, если бы не… Но об этом в конце.

– Александр Степанович, так в чем разница между ипостасями переводчика и воссоздателя?

– Вопрос дельный, тем более что он следует из написанного на титульном листе: «Кніга перастварэнняў Алеся Разанава». В литературе есть роды, виды, жанры, которые еще разветвляются, потому что не являются однотипными. То же касается и переводов вообще – они не одинаковы по многим критериям: есть дословный, эквилинеарный, «по мотивам», подражание... А когда я работал c поэзией Велимира Хлебникова, назвал эту работу одной буквой: «З». Здесь же особый случай, когда ничто из названного (и не названного) никак не подходило, кроме того, чем назвалось – «перастварэннем». Если искать эквивалент в русском языке, то ближайший, пожалуй, «воссоздание».

– В чем полегает созвучность настроения предисловий Франциска Скорины к напечатанным им книгам «Библии» с поэтическим и личностным настроением поэта Алеся Рязанова?

– Читал я предисловия Скорины, конечно, давно – десятилетия назад. Но сразу же услышались интонация, тональность, живое звучание слова. Все это имело отзвук, и я откликался на это чтение. Откликался потому, что словно из-под каких-то стандартов, наслоений, «асфальтов» пробивается живое растение, живая травинка, живой цветок, как из-подо льда какой-то источник – поэтическое начало. Не все из созданного печаталось, но были фрагменты в журналах, в «Кнізе ўзнаўленняў». А в 2001-м доктор филологии Олег Лойко в своем учебнике по древнебелорусской литературе уже зафиксировал мою работу, хотя она в полном виде нигде и не публиковалась на то время.

– Как полагаете, какой путь более продуктивный в современной литературе – перевод или воссоздание?

– Смотря с чем имеем дело. Применительно к древним текстам – это воссоздание. Убедился в том, ведь уже имел опыт взаимодействия не только с произведениями Франциска Скорины, но и Кирилла Туровского, Сымона Будного, Василия Тяпинского, Транквиллиона-Ставровецкого, Мелетия Смотрицкого и многих других выдающихся фигур. Мой вывод: если говорим о явлении, так это – воспроизведения, а если о жанре, тогда имеем воссоздания – наибольший адекват.

В чем здесь ключ, метод, подход? Скорина, как и другие творцы предыдущих эпох из названных и не названных мной, отговорили в свое время, остались в нем, хотя слово их тогда звучало насущно, сильно, актуально. По крайней мере, сюда, в современность, через наслоения столетий слово тех творцов не доходит, не пробивается, не достукивается. Остается приобретением для литературоведов, языковедов, которые способны расшифровать и расчитать их письмена. Моя задача и вся суть этого дела была в том, чтобы они заговорили как тогда – вслух, сильно, по-современному. Ввести в современность – значит, сделать тех личностей в некотором роде современниками.

– Какие из перевоссозданных вами предисловий Скорины показались, если можно так сказать, простыми в интерпретации, а какие – сложными?

– Все предисловия Скорины к книгам «Библии» прочтены, но не все использованы. Не все однозначно, не все равнозначно, не все на одном уровне написано. Одни предисловия насыщены просто фактурой, другие имеют повторы в некоторых, отличаясь грамматикой, особенностями написания определенных слов. Причем где-то сказано прочитанное более широко, а где-то – напротив, кратко. Так, в «Кнігу Лічбаў» я не нашел как и с чем войти в разговор. Поэтому только там, где тексты предисловий вызывали диалог, отзвук, – брался и работал. Здесь, как говорят, или есть, или нет.

К тому же, кроме задачи переводить из того, что есть, появлялась и задача стилиста. Скажем, где-то присутствует зерно истины, но Скориной оно не выявлено. Поэтому его требовалось развернуть, даже дотолковать, то есть ввести в какие-то живые контексты.

– Произведения, деятельность, личность первопечатника – все же это явление локального (белорусского либо восточнославянского) мирового или (по крайней мере, европейского) масштаба?

– Уже то показательно, что он совершил для своего народа (для Полоцка, для своего народа, для этого края), как в предисловиях подчеркивается не однажды и, думаю, целенаправленно. (Отмечу, тогда «свой народ» назывался «русским»: «На русском языке русскому народу». Я оставлял то, как Скорина говорил, ведь его слова нельзя переиначивать – только сохранять и выявлять. Все комментарии позже, за скобками.) Кажется, он осознавал, какое значительное дело делает, какую работу свершает. И себя Скорина ставил в ряд тех творцов, которые переводили «Библию» на греческий язык, на латынь, ведь делал такую же работу для своего края, для своего народа – для людей, не имевших подобной книги в руках.

Он скромно говорит о себе: «Я их, не достойный их самих, последователь». Но однозначно вписывается в их когорту, ведь на своем месте делает то же, что и они, – доносит «божью мудрость» в свое время и в свою страну.

– Как считаете, нужно ли «пробивать стены», донося слово Скорины и других авторов седой старины к современнику, или будет достаточно констатировать теперь, что «маем найбольшае самі», а дальше дать возможность сработать Его Величеству Времени?

– А время не сделает! Время не только создает – оно и разрушает. После Скорины действительно насоздавалось много чего, но и утрачено много. Отсюда и то огромное разобщение с древностью, даже со временем нашего героя, из-за чего пришлось в ХІХ веке попросту создавать с самого начала новую белорусскую литературу.

Потерялась и живое ощущение многих вещей. У Скорины, скажем, еще живое ощущение Бога – оно более сильное, чем у современных творцов. Так же утрачена связь с чистотой, с началом, с высотой. А ведь тогда творец был и сотворцом. И это с древности идет, еще от Гомера: «Богиня, восславь Ахиллеса, Пелеева сына» – апелляция к богине. Вергилий тоже обращается к высшему началу в своей «Энеиде».

Зачем? Чтобы получить помощь, отклик, чтобы высшее дало согласие «посотрудничать»; еще раз: творчество – сотворчество. И пусть во времена Скорины подобное понимание уже угасало, но он еще тот творец, который это ощущал и который об этом говорит.

Добавлю, что Скорина применяет в предисловиях, казалось бы, простые библейские истины. Но в то сложное, крутое, разодранное время – а в наше так еще в большей мере – такие простые истины, может, более необходимы, чем все сложные трактовки и толкования. И подобным образом он говорит о текстах, с которыми имел дело, о самой «святой книге». Она, «как река чудодейственная», одновременно и мелководная: по ней может и ребенок брести, и необычайно глубокая – «слон плыть может».

– Как вам работалось с фрагментами, всем известными – интерпретировать то, что на слуху? Например, про «пчол, якія бароняць вуллі свае».

– Думаю, читатели сравнят фрагменты оригинала и моего воссоздания. Скажу только: все, что было, осталось на своих местах. Ставил себе целью не утратить тональности, интонации, живого звучания. Чтобы, к примеру, грамматические конструкции, уже почти никакие для нас, но свойственные тому времени, не мешали, не отягощали предложения. Чтобы содержание срасталось со звучанием и произносилось вслух. Чтобы все сказанное вышло на первый план, в люди. У Скорины есть выражение про зверей, блуждающих в пустыни, пустоши. Для последнего слова я нашел, вложил в текст свой эквивалент. Почему так? Ведь воссоздание – это диалог того, что говорится и сказано, с тем, что есть и что хочет и может проявиться. Потому в этом случае я использовал тот самый корень, ту самую основу – и написал «у пушчы». Всё! Пуща – это свое, текст приблизился к нам, к людям этого времени и этого отечества.

А вот и обещанное в начале «напоследок».
Редакция «Культуры» почти год искала возможность взять интервью у Александра Степановича. Мы звонили ему с разными вариантами для материала (конечно, больше всего хотелось провести «Редакцию плюс…»), но поэт ссылался или на то, что давно не дает интервью, или на то, что нет особого повода. «Вот когда выйдет книга в "Мастацкай літаратуры"…» – загадочно добавлял он. Книга вышла, появилась она на стенде издательства на упомянутой книжной выставке. Однако специально придя за автографом на новый том (кстати, написал Рязанов только скромно «Далучаюся», дату и «солнечный» криптоним «RA» под упоминанием о своей роли воссоздателя в этом издании), опять наш сегодняшний герой пытался было отказать. Вежливо отметив, мол, вот появится новая книга, уже сданная в издательство, с интервью, беседами, портретами, тогда и…

Однако удалось-таки убедить Александра Степановича (даже не знаю чем), что именно сейчас его слово придется очень кстати. По отношению к «Маем найбольшае сами», по отношению к фигуре Скорины, по отношению к роли самого Рязанова в приближении выдающегося первопечатника к нам, к нашему времени. Интересно, что после нашей «сделки» Алесь Рязанов, беседуя с представителями Института Гёте в Минске, сказал о той роли очень интересно, наконец, даже не упоминая себя: «Вот он, Скорина, такой, каким мы его поймем! Берите!» И вот она, беседа.

Ну и совсем напоследок.
Как говорят, пользуясь случаем. Мой университетский преподаватель по языкознанию, руководитель диплома, кандидат филологии Павел Михайлов еще на первом курсе в каком-то «лирическом отступлении» после занятий приблизил для меня поэта Алеся Рязанова всего одной деталью (созвучность с чьими произведениями внутри себя я уже ощущал, несмотря на довольно-таки юный возраст и новизну знакомства с рязановским словом). Приблизил в том смысле, что показал одной историей и оригинальность этого поэта, и то, что поэты – они пусть себе и «откуда-то», но они и среди нас. Так вот, Павел Александрович припомнил, как он однажды ехал от родителей из родной деревни Ушковица Кобринского района, а на месте рядом с ним в автобусе оказался юноша, которого нельзя было не заметить в то время на общем фоне полесского городка: белые брюки, белая сорочка, белые туфли… Это был Алесь Рязанов, который, видимо, возвращался со своей родины – Сельца на Березовщине.

Сравним!

Текст Франциска Скорины из предисловия к книге «Юдифь»

Понеже
от прирожения звери,
ходящия в пустыни,
знають ямы своя,
птици, летающие по возъдуху,
ведають гнезда своя;
рибы, плывающие
по морю и в реках,
чують виры своя;
пчелы и тым подобная
боронять ульев своих, –
тако ж и люди,
и где зродилися
и ускормлены суть по бозе,
к тому месту
великую ласку имають.

Воссоздание Алеся Рязанова

Як звяры,
што блукаюць у пушчы,
ад нараджэння
ведаюць сховы свае,
як птушкі,
што лётаюць у паветры,
помняць
гнёзды свае,
як рыбы,
што плаваюць у моры і ў рэках,
чуюць віры свае
і як пчолы
бароняць вуллі свае –
гэтак і людзі
да месца, дзе нарадзіліся
і ўзгадаваны ў Бозе,
вялікую ласку маюць.

Автор публикации: Сергей Трефилов.

Источник: газета «Культура», 18.02.2017.

Перевод с белорусского Кондухович Л.Ф., ведущего библиотекаря отдела сопровождения интернет-портала Национальной библиотеки Беларуси.

Читайте также:

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Для добавления комментария Вам необходимо выполнить вход в портал
К этой статье нет комментариев
Официальный интернет-портал Президента Республики Беларусь Сайт Министерства культуры Республики Беларусь Сайт Беларусского Pеспубликанского Союза Молодёжи
Все права защищены
Национальная библиотека Беларуси
2006-2016

webmaster@nlb.by
220114, просп. Независимости, 116,
г. Минск Республика Беларусь
Тел: (+375 17) 266 37 37
Факс: (+375 17) 266 37 06